До премьеры
осталось:

Борис Репетур: Суть одна — не соврать!

Актер озвучивания мультсериала «Герои Энвелла» рассказывает о работе над характером и образом персонажа, первом опыте работы и программе «От винта!».

РЕКЛАМА И СПЕКТАКЛИ

Первым опытом озвучивания была реклама. На заре лихих девяностых мои друзья снимали рекламу. Тогда рекламу мог снимать кто угодно, как угодно, когда угодно, где угодно и за сколько угодно. Ты мог вынуть из кармана несколько сотен долларов и разместить рекламу на телевидении. Не на первом канале, конечно, но на других телеканалах все было возможно. Мои друзья занимались производством такой рекламы, я там снимался и сам же эту рекламу озвучивал.

До этого я еще работал в театре и участвовал в радиоспектаклях. Мне выпала честь работать и с Юрием Яковлевым, Иннокентием Смоктуновским, Анатолием Кузнецовым и Алексеем Борзуновым. Это мастера своего дела!

БОРИС РЕПЕТУР

Мне трудно уловить, что было самой первой моей работой. В начале, когда меня приглашали в дубляж — это были мелкие гуры. К примеру, в одном ужасном фильме («Крик дельфина»), я озвучивал вскрики Армена Джигарханяна от удара ножом. Все это были случайные попадания.

КАСТИНГ?

В то время не было каких-то носителей, на которые можно было бы записать себя и отправить куда-то. Дискеты только начали появляться.

Дело было так, ты озвучиваешь и, если все хорошо, это запоминают и кому-то передают. Один другому советует и передает о тебе информацию и вот так этот веер знаний о тебе расширяется и возникает какая-то известность.

ОБРАЗ В КИНО И В ОЗВУЧИВАНИИ

В кино меня все время приглашали играть роли персонажей обязательно с национальной принадлежностью. Я, конечно, объяснял, что какой-нибудь Дастин Хоффман не играет последователей хасидизма. Тем не менее, меня почему-то звали, за редким исключением, играть таких вот персонажей.

Что касается голоса, то тут другая ситуация. Я выполняю самые разные задачи. Мой голос довольно узнаваем. Может быть к счастью, а может быть и к сожалению. Вот, есть, к примеру, пародисты, которые могут подделывать любые голоса, менять свой голос до неузноваемости. Безруков и Галкин блестяще пародируют, на мой взгляд.

Из-за узнаваемости голоса меня не часто зовут в дубляж как, кстати говоря, и Сергея Чонишвили. Я недавно слышал как он дублирует какое-то кино. Честно говоря, я очень его уважаю, но смотреть на какую-то антилопу, которая говорит голосом Чонишвили было странновато. Самым неожиданным для меня было услышать его голос в озвучивании повести «Старуха» (Даниил Хармс). Та интонация, которую он нашел…Это великолепно!

ОТ ВИНТА!

Успех программы «От винта!» в девяностые годы диктовался тем, что у нас была идеальная компания. Мы отлично разграничивали функционал: у меня — функции исполнительские, у Антона Зайцева и Сергея Чихачева — функции сочинительские. Чихачев еще был в роли режиссера: я с Антоном в кадре, а он сидит у камеры. Кроме этого мы с Антоном, естественно, постоянно переругиваемся. В каком-то смысле это постоянная война, постоянные нападки друг на друга. Лучший зритель, как правило, это оператор. Он — единственный зритель, который умирает от хохота на съемках. Это все было очень весело.

Мы с самого начала работы над программой договорились, что игры это повод о чем-то поболтать. Игра — повод пофантазировать, пошутить, о чем-то порассуждать, создать какую-то хорошую шутку, хороший образ. А попутная функция программы — рассказать какие игры выходят.

К примеру, выходит новая игра, ребята играют и у них рождается образ будущего сюжета. Они видят, что в каких-то моментах можно зацепиться за определенную тему. И вот эта тема раздувается. Так появлялись золотые сюжеты «От винта!», которые в девяностые годы все пересматривали по несколько раз.

Тогда была совсем другая система обработки и мы работали над каждой склейкой. Мы тратили на озвучку по восемь часов, включая поиск шумов и подкладку музыки. И это один пятнадцатиминутный выпуск!

В то время можно было использовать любую музыку. Такого распространения авторского права не было. Я просто сдавал отчеты на «НТВ» о том, что я использовал в выпуске. У меня не было никаких ограничений. До этого у меня было огромное количество музыки, которую я любил и, наконец, я получил возможность явить ее миру. Я выплескивал ту музыку, которая была внутри меня. Ребята выплескивали все шутки, которые были внутри них.Такой вот золотой век.

Сейчас нет такой свободы. Нам же никто не говорил о цензуре. Сейчас цензура своеобразная. Я сейчас с этим не очень сталкиваюсь, к счастью. У нас была абсолютная свобода. Нам никто не говорил, что что-то надо переставить местами или сделать что-то и так далее. Тогда можно было решительно все.

С какого-то момента Антон перестал писать сценарии в силу своей занятости. Спустя какое-то время сценарий начала писать редакция «Навигатор игрового мира».

ОЗВУЧИВАНИЕ

Я очень люблю озвучивать, причем, любого героя. Для себя я выделяю роли по разным причинам. Линч из «Kane & Lynch» выделился тем, что я сорвал голос в процессе озвучивания. Чупакабр из «Героев Энвелла» мне запомнился тем, что я никогда и нигде таким голосом не говорил.

ЧУПАКАБР • «ГЕРОИ ЭНВЕЛЛА»
ЧУПАКАБР • «ГЕРОИ ЭНВЕЛЛА»

Букашки из игры «Пчелка Майя» запомнились тем, что я использовал довольно необычный тембр. «Fallout 3», а именно персонаж Тридогнайт, запомнился огромным объемом работ, просто гигантским. В процессе озвучивания я никогда не ассоциирую себя с персонажем. К счастью. Это я называю профессионализмом.

ХАРАКТЕР ПЕРСОНАЖА

Я понимаю характер персонажа интуитивно. Режиссер описывает какие-то вводные данные, рассказывая кто такой этот персонаж. Я пробую какой-то ход и режиссер говорит, что ему это нравится или не нравится. Персонаж вырисовывается, на мой взгляд, по ходу дела.

Я могу услышать какую-то интонацию за которую я уцеплюсь сам. Может быть что-то потом я послушаю и пойму, кто этот персонаж. Сначала же мы идем интуитивно, наощупь, исходя из тех вводных, которые есть у автора и режиссера. Со временем у персонажа появляется какая-то индивидуальность. В ходе, скажем так, практических действий. Вот, к примеру, Баквит вполне самостоятельный персонаж.

КАК БЫТЬ, А НЕ КАЗАТЬСЯ?

Это эмпатия. Это и есть суть актерской профессии, когда я не имитирую. В этом и состоит актерский талант, чтобы не имитировать, а донести что-то искреннее, настоящее. Дубляж — это одно, а озвучка персонажа — другое. Суть одна — не соврать.

ПРОФЕССИОНАЛ

Мне кажется, что профессионал в озвучивании должен обладать каким-никаким опытом и, что очень важно, должен иметь музыкальный слух. А еще лучше, музыкальное образование.

Человек должен быть музыкально организован и должен обладать чувством СОчувствия и СОпереживания. Он должен очень быстро и интуитивно почувствовать персонажа. Это происходит так: я вижу персонажа, который мне не знаком, но у меня богатый опыт и я тут же ассоциирую его с кем-то кого я знаю, тогда я адаптирую персонажа под себя.